Последние новости закрыть

Форма поиска

Результаты поиска: 643

Аккаунт удален
Добрый,всем вечер!!!
Приятно заглянуть на островОК!
Классную,и по-моему неисчерпаемую тему развернули.....Ведь об этом можно говорить и спорить ВЕЧНО.Рассматривая и задумываясь над иными мнениями и излагая свои.
Я настоящую женщину вижу,как поток горной реки...Возможно представить,что спускаешься на каяке,тихо,медленно,отдаваясь течению и любуясь пейзажами и достопримечательствами.Спокойно,красиво,блаженно....
Но за изгибом реки появляются пороги и водовороты...Каждый разный по-своему.Ты их преодолеваешь,борешься,идешь на компромиссы,либо напролом....
Река меняется от спокойной,до водопадов.............
В этом вся прелесть!
Постоянно разная.Живая.Яркая,Интересная!!!!!!!
Посетители
+ 30
Старатель
Это один из лучших рассказов, про жизнь в Израиле. Всем рекомендую.
******************************************************************************
Эффект 2000
Борис Артемов
Елене Шарфман.С любовью.


Я живу в спальном районе на горе Кармель. Это престижный район для успешного среднего класса. В подъездах висят акварели. На стенах зеркала. В вазонах цветочки. Очень тихо. Все уважают друг друга и вежливо раскланиваются при встрече. А у мусорного бака выставляют вполне приличную мебель, устаревшие телевизоры и стереосистемы. И на балконах в торжества вывешивают бело-голубые полотнища национального флага. Просто рай.

Только я сюда затесался случайно. Приютили хорошие люди. Дали кров и койку. Но, вы же понимаете, что это временно. И совсем мне не по карману.

Эмиграция- это тяжелый опыт. Для многих. Я не говорю о тех, кто просто сменил пейзаж за окнами особняка. Но большинство вынуждено скушать свою долю дерьма. Больше или меньше - тут уж как повезет. Каждый сам за себя. Одному для осознания достаточно только унюхать известный запах. Другие черпают ложками. И ничего. Бывает - привыкают. Даже пытаются найти что-то особенное в послевкусии. Словно орешек в шоколадной конфете. Только – зря. Эмиграция – не шоколад. Она – дерьмо.

А еще - надо готовиться к переменам. Статуса. Профессии. Восприятия реальности. Быть простым и гибким. Как полицейская дубинка.

Да что попусту чесать языком. Все равно – советы здесь не уместны. И все же главное – найти работу. Я позвонил по объявлению в русскоязычную газету. Позиционировал себя высококвалифицированным грузчиком. И уже на следующий день таскал нехитрый скарб более удачливых представителей сословия эмигрантов. Работа не сахар, но оплата сдельная. Так что – привет! Звоните в «Перевозки Марка»

Наша контора – это сам Марк, водитель и хозяин грузовика, два грузчика – старожила Димка и Серега. Ну и я. Думать много не надо. Хватай, что потяжелее и тащи. Пока есть силы. А вечером, если повезет, Марк отслюнявит сто пятьдесят- двести монет. А не повезет, так просто подвезет домой. И пообещает, что завтра будут клиенты. И деньги. Наликом, без всякого банка. И без налогов. Это называется – работа по-черному. Очень удобно для тех, кто стоит в очереди на бирже труда. Или получает пособие по безработице. Только я еще не стою на очереди, слишком мало прожил в стране. А пособие нового репатрианта уже растратил наперед. Моя, теперь уже бывшая, подружка купила на него в рассрочку мебель. Меня даже не волнует с кем она там трахается на новом зеленом диванчике. Не до лирики. Я каждый вечер банально хочу жрать. Нет, днем тоже хочется, но за работой как-то об этом забываешь. Да и порой угостят колой или крекером. Или чашку кофе предложат. Был как-то раз даже целый обед – пита, шварма и разные острые маринованные овощи. Мы тогда загрузили полную машину мебели и увезли ее на самый север, где вдоль дороги, уходящей в горы, росли пахучие корабельные сосны. Обидно только, что этот обед и оказался дневной зарплатой. Марк клялся и божился, что он не виноват. И что клиент - сука. В это я поверил. А в то, что он не виноват – не очень.

Вот и сегодня – вкалывал под дождем целый день. А заработал только полтинник. И домой не подвезли. А монитка - местное такси- это 35 монет. Или иди на гору пешком, ведь автобусы после одиннадцати вечера не ходят.

Спросите - куда же я трачу деньги. Отвечу – собираю на билет отсюда. Это – пять сотен баксов. И еще столько же вернуть банку. И за квартиру. И за документы. На круг - три тысячи зелени. Или пятнадцать тысяч монет. Куча денег. Так что, может, я уже схожу с ума,- но каждая лишняя булка или пачка сигарет - словно преступление.

Разговоры - разговорами, только все равно – очень хочется есть. Я даже, грешным делом, пожалел, что перебрался в этот большой город. Там где я жил раньше, на юге страны, среди пальм в белых домах на берегу теплого моря коротали свой век религиозные люди. Они не могли позволить себе кощунственно относиться к плодам земли, которые даровал им Бог. И еще они неукоснительно исполняли заповедь заботы о нуждающемся. Поэтому не съеденный хлеб аккуратно заворачивали в пленку и вывешивали на чистые и совсем не пахнущие баки для отходов. Хлеб там был. Только там не было работы. И еще жила она, бывшая. Такая успешная и равнодушная. «Мне, конечно, очень жаль, - сказала она напоследок, - но поверь, так будет лучше». Дежурные слова бразильского сериала.

Стемнело. Южные ночи быстрые. Дождь, который начался когда мы выгружали тот дурацкий концертный рояль, так и не прекращался. Я вымок до нитки и очень замерз.

В этот день все с самого начала пошло наперекосяк. Где-то в полдень Марк подхватил меня у дома, и мы отправились к клиентке. Рыжая блядовитого вида пианистка - десять лет как из России - подцепила себе местного сабру, увела его из семьи, а теперь перебиралась на виллу, которую он арендовал в пригороде. У нее, конечно, ничего не было готово, и мы убили уйму времени, складывая и упаковывая ее барахло. А этот охренительный белый шедевр Стейнвея, который надо было тащить по тропинке вверх метров сто: ближе грузовик просто не мог подобраться.

Места в кузове мне, конечно, не осталось. И я сел вместе с клиенткой в красную спортивную машину. Мы ехали впереди и показывали дорогу. У нее был приятный голос с хрипотцой и она все время курила ментоловую «Монтану». Это было очень плохо. Во-первых - уже два месяца у меня не было секса, а от нее прямо разило похотью. А во-вторых, очень хотелось курить, только попросить я стеснялся. И очень ругал себя за это.

Вилла была отличная. С внутренней дубовой галереей вдоль периметра второго этажа и огромным холлом, где рояль оказался к месту. Только я не завидовал. Все было чужое. И из кухонной мраморной мойки, в которой почему-то стояла серая мыльная вода, мерзко воняло.
Мы пережидали, пока прежние жильцы загрузят свои вещи в минивен. Жильцы были молодые и богемные. А груз – плазменная телевизионная панель, аудио аппаратура, виниловые диски, журналы по искусству и пять дюжин банок пива «гессер миллениум». Серега – почти двухметровый скрипач из Винницы, который легко взваливал на спину трехсотлитровый холодильник «Тадиран» и, по- моему, никогда не бывал абсолютно трезвым, очень внимательно следил за погрузкой, свесив ноги с борта нашей грузовой старушки «Исудзу».

А я думал о том, что в суете окружающих меня людей я совершенно лишний. И о том, что я очень хочу домой, туда, где мои книги и мои стены.

Раньше на юге я приходил на берег моря, садился среди заросших зеленью развалин арабской деревни и долго наблюдал за проплывающими кораблями. Только среди них никогда не было белого парохода. И в этом совершенно не было мистики. Просто в трех километрах еще южнее у самой Газы находился нефтяной терминал, и именно к нему стремились серые и ржаво-коричневые танкеры. А что делать у нефтяного терминала белому пароходу? Тому, на котором я хочу поплыть домой.

Мы выгружали рояль, когда пошел дождь. Совсем не во время, потому что вещей в кузове было еще немерено.

А после разгрузки мы обсыхали в холле, ждали, когда сабра рассчитается с Марком и рыжая принесла нам по рюмке водки. Водка подействовала неожиданно сильно. Может быть, потому что я устал, и ничего за день не съел. Я опьянел и в этот момент почему-то подумал, что моя карьера грузчика закончилась.

Потом мы сели в грузовик. Пацаны вместе с Марком в кабину, я, как обычно, в кузов и поехали назад в город. В нижнем городе Марк развез ребят по домам. Когда Серега выходил, он подозвал меня к заднему борту и протянул две пивные жестянки: «Держи! - сказал он, - Хлебни миллениума.» И когда он успел его спереть?

А меня Марк подвез к автобусной остановке и сказал, что подбросить меня на гору не сможет – опаздывает. И дал за работу 50 монет. Пообещал позвонить завтра. Было уже полдвенадцатого ночи, и я отчетливо понял, что уже никто мне завтра не позвонит. На остановке, понятное дело, стоять было без толку. Мимо пролетела монитка - белая чешская «Октавия». Я подумал, что уже через 25 минут мог бы упасть в постель. Только зачем спешить? Ведь там не дом, а дорогое такси только оттянет момент, когда я смогу сесть в белый пароход.

Через весь город вела вверх на гору лестница. От усталости и выпитого гудели ноги. Я поднимался пустыми пролетами - здесь рано ложатся спать - и плакал. Слезы, которые текли по щекам и смешивались с дождевыми каплями, я размазывал кулаками с зажатыми пивными банками. Я просил небеса помочь мне найти себя. Ведь я потерял себя среди чужих людей чужого мне города. Я матерился и хохотал. Это слышали мерзкий дождь и гранатовые деревья. И, наверное, Бог. А больше - никто. Потому что иначе меня бы забрала полиция: здесь ее вызывают легко. А молодцеватые парни в голубых рубахах с дубинками в руках не церемонятся.

У двух гостиничных башен на западном склоне горы мой путь пролегал через великолепный парк с беседками, качелями и древними пушками, которые направлены жерлами в сторону бухты.

Я сел на мокрый камень. Дернул за кольцо банки и, запрокинув голову и захлебываясь пеной, залпом выпил пиво. Выбросил смятую жестянку в мусорный контейнер, и, уже не торопясь, откупорил вторую.

Внизу прожектора освещали незасыпающий муравейник грузового порта. Рядом, у военных причалов, словно дикие хищные кошки, притворялись спящими стремительные сторожевые катера. Чуть ли не вровень с горой нависала над городом громадина штатовского авианосца. А чуть в стороне – о чудо! – у пассажирского терминала ошвартовался такой маленький на фоне авианосца и такой родной белый пассажирский паром.
Он пришел за мной!

Дождь перестал. Я улыбался. И, кажется, впервые за последний год был счастлив.
Администраторы
+ 13
Старатель
boss
15:58, 04.03.2013

Оливье. Фердинанд - Пейзаж к сцене с Илией



Оливье. Фердинанд - Святое семейство с Иоанном Крестителем во младенчестве на фоне пейзажа



Олис. Ян ван - Веселое общество



Олис. Ян ван - Курильщики



Олстон. Вашингтон - Бегство Флоримель


Все хорошо, что хорошо качается.
Администраторы
+ 13
Старатель

Нигл. Джон - Портрет Пата Лайона в кузнице



Нидерландский художник - Источник жизни



Нидерландский художник - Речной пейзаж с рисовальщиком



Нидерландский художник - Святое семейство в горнице с Анной и Иоакимом



Никитин. Иван Никитич - Пётр I на смертном ложе


Все хорошо, что хорошо качается.
Администраторы
+ 13
Старатель

Нестеров. Михаил Васильевич - Дмитрий-царевич убиенный



Нестеров. Михаил Васильевич - За Волгой



Нестеров. Михаил Васильевич - Лисичка



Нестеров. Михаил Васильевич - Осенний пейзаж



Нестеров. Михаил Васильевич - Портрет дочери Ольги Михайловны Нестеровой. Фрагмент


Все хорошо, что хорошо качается.
Администраторы
+ 68
Легенда


Маршрут составляла сама из нескольких отдельных, взятых из инета.

Ущелье Siegmund Thun Klamm - Озеро Кламзи - Alexsandr Enzinger Weg




(красные линии - пеший маршрут, голубые - подъёмники).

Маршрут получился наредкость красивым. Но... Кому захочется его полностью пройти, надо учитывать, что карта местности просто необходима, разметки не всегда точные и чёткие(мы проплутали в самом начале,т.к. не учли, что сущетвует несколько расходящихся маршрутов одного цвета, а указателей нет), подъёмники работают только с 9-ти утра и до 16.30-ти - последние полтора - два км до подъёмника на спуск просто пробежали,т.к. если бы упустили последний, топали бы ещё до посёлка Капрун часа 2-3, как минимум. Времени вроде бы достаточно на всё, но пейзажи просто завораживают и идти быстро не получается...


Утро начали в посёлке Капрун. Ждали открытия туристического бюро, чтобы взять карту маршрутов и выяснить, а мускают ли сегодня на Alexsandr Enzinger Weg (если снег или дождь - маршрут могут закрыть).

Полюбовались на замок Капрун 12в (используется в настоящее время для проведения различных мероприятий).









Вид на посёлок Капрун.



Там в горах, за облаками - предстоящий нам маршрут...
Жизнь - это то, что мы думаем о ней.(Марк Аврелий)
Посетители
+ 53
Легенда
Ландшафт Дэнксия – цветные горы Китая



Яркие краски радуют глаз – красноватый песчаник местных гор играет на солнце множеством оттенков. Цветные горы Китая испещрены рисунками причудливой формы, напоминающими морские волны.

Сегодня туристы со всего мира съезжаются в китайскую провинцию Ганьсу чтобы полюбоваться здешним необычным пейзажем. Главной местной достопримечательностью является уникальное геологическое образование, получившее название «ландшафт Дэнксия» (англ. Danxia Landform), что означает “розовое облако”.


Порой случается, что то, что когда-то было великим и прекрасным со временем забывается. Подобная участь постигла китайский город Чжанье. Тысячи лет назад это был процветающий город, один из самых богатых в стране. Здесь проходил Великий Шелковый Путь и сотни торговцев приезжали сюда ежедневно с целью что-то купить или продать. Но уже тогда Чжанье интересовал многих не как огромный рынок на котором можно было купить все, а как место с неземными разноцветными пейзажами.


Через некоторое время Великий Шелковый Путь начал постепенно утрачивать свою популярность, а затем и вовсе был заброшен. И со временем весь мир забыл не только про некогда великий город Чжанье, но и про его главную достопримечательность - Цветные горы.


Уже в наше время об этом месте снова вспомнили после того как один китайский режиссер снял в цветных горах одну из сцен своего фильма. На всех, кто видел эту сцену она произвела незабываемое впечатление... таким образом Чжанье снова стал излюбленным маршрутом тысяч туристов.


“Ландшафт Дэнксия” именно под таким названием цветные горы Китая известны во всем мире. Формирование этой красоты началось много миллионов лет назад, в результате накопления большого количества песчаника и других минеральных отложений. Под влияниям воздуха и воды эти отложения медленно окислялись, что и стало причиной столь необычного буйства красок.



Таким необычным цветом ландшафт Дэнксия обязан разнородным осадкам, гигантскому скоплению красного песчаника и многовековой эрозии почвы. Наслаиваясь и взаимодействуя друг с другом, они образовали причудливой формы рисунки, напоминающие морские волны, на каждой горе, на каждом выступе.

Ученые полагают, что ландшафт Дэнксия образовался еще в мезозойской эре, и хранит в себе множество окаменелостей динозавров и останков растений того периода. К слову, некоторые из них уже удалось обнаружить.

Следует отметить, что такие удивительные ландшафты довольно широко распространены не только на территории Китая, но и в Австралии, Западной Америке и Центральной Европе, однако ни один из них не может сравниться по красоте и насыщенности цветов с ландшафтом Дэнксия.

В 2010 году этот объект был добавлен во всемирное наследие Юнеско. Здесь под защитой находится много редких животных и растений. Территория открыта для туристов, и вы можете совершить незабываемую прогулку по окрестностям.
"Идите с надеждой в сердце, и Вы никогда не будете одиноки"
Посетители
+ 30
Старатель
АК (не автомат) (06.09.2012, 05:31) писал:
МАЭСТРО СЕНТЯБРЬ.

Маэстро Сентябрь, Ваши краски и кисти
Готовы к работе, разложен мольберт.
Слетелись на холст, словно бабочки, листья.
А в скверике - лета прощальный концерт.

Вы слышите полные грусти рулады
Подросших за лето вчерашних птенцов?
Но Вам отвлекаться на это не надо -
Вас ждут! Приступайте, в конце-то концов!

Взгляните - густые зелёные кроны.
Не правда ли, несколько холоден цвет?
Добавьте, пожалуй, чистейшего крона,
Разлейте по скверику солнечный свет!

Вон там - посмотрите - взгрустнула рябина...
Чуть охры на листья - ей не повредит.
В оранжевость ягод добавьте кармина,
Придайте им сочный живой колорит.

Смелее кладите мазки, без опаски!
Отбросьте ненужный простой карандаш.
Пишите, Маэстро! Пусть яркие краски
Наполнят восторгом осенний пейзаж!



Нарисую пейзаж,
Приготовлены краски,
Заточу карандаш,
И вперёд, без опаски.

Отражу колорит,
Подмешаю кармина,
Это не повредит -
На пейзаже рябина.

Будет солнечный свет,
И развесиста крона,
И рябиновый цвет
И закат, как корона...

Будет птичий концерт...
Ну! Пора уже право,
Всё! Разложен мольберт,
Коровёнкову браво!!!
Посетители
+ 24
Энтузиаст
05:31, 06.09.2012 №10
+ 2

МАЭСТРО СЕНТЯБРЬ.

Маэстро Сентябрь, Ваши краски и кисти
Готовы к работе, разложен мольберт.
Слетелись на холст, словно бабочки, листья.
А в скверике - лета прощальный концерт.

Вы слышите полные грусти рулады
Подросших за лето вчерашних птенцов?
Но Вам отвлекаться на это не надо -
Вас ждут! Приступайте, в конце-то концов!

Взгляните - густые зелёные кроны.
Не правда ли, несколько холоден цвет?
Добавьте, пожалуй, чистейшего крона,
Разлейте по скверику солнечный свет!

Вон там - посмотрите - взгрустнула рябина...
Чуть охры на листья - ей не повредит.
В оранжевость ягод добавьте кармина,
Придайте им сочный живой колорит.

Смелее кладите мазки, без опаски!
Отбросьте ненужный простой карандаш.
Пишите, Маэстро! Пусть яркие краски
Наполнят восторгом осенний пейзаж!

Верь! Всё будет хорошо!!!
Администраторы
+ 13
Старатель
15:50, 03.09.2012 №11
+ 2

Момпер Младший. Йост де - Осень



Момпер Младший. Йост де - Пейзаж с дальним горизонтом



Момпер Младший. Йост де - Пейзаж с охотой на вепря



Момпер Младший. Йост де - Чудесное спасение императора Максимилиана I



Моне. Клод - Автопортрет


Все хорошо, что хорошо качается.
Администраторы
+ 13
Старатель
18:40, 12.08.2012 №13
+ 2

Модерзон-Беккер. Паула - Натюрморт с растением в горшке, лимоном и апельсином



Модерзон-Беккер. Паула - Натюрморт



Модерзон-Беккер. Паула - Обнаженный ребенок и аквариум с золотыми рыбками



Модерзон-Беккер. Паула - Обнаженный ребенок с аистом



Модерзон-Беккер. Паула - Пейзаж в Ворпсведе


Все хорошо, что хорошо качается.
Администраторы
+ 13
Старатель
20:57, 07.08.2012 №14
+ 2

Милле (I). Жан-Франсуа - Пейзаж итальянского побережья



Милле (II). Жан-Франсуа - Весна



Милле (II). Жан-Франсуа - Вечерняя молитва (Анжелюс)



Милле (II). Жан-Франсуа - Деревушка Кузен близ Гревиля 2



Милле (II). Жан-Франсуа - Деревушка Кузен близ Гревиля


Все хорошо, что хорошо качается.